среда, 3 декабря 2014 г.

Раптор Рэд



Апрель
Раптор атакует!

Сквозь мирные заросли папоротников и хвойных деревьев, окаймлявших грязные берега пересохшего соленого озера, смотрела пара лютых, но красивых глаз. Глаза эти пристально вглядывались в большое стадо травоядных зауропод, безмятежно пасшихся на открытом пространстве. Наблюдателем была молодая самка Ютараптора.
Шестиметровое тело хищницы тихо скользнуло сквозь папоротники. Ютараптор двигалась неспешно, всякий раз, сделав несколько небольших шагов, замирала и всматривалась в стадо, вращая своей удлиненной головой, оценивая поведение принюхивающихся травоядных. Она была умным охотником – она внимательно сканировала группу гигантских динозавров, оценивая каждого в ней, стараясь распознать свою потенциальную жертву. Если бы Ютараптор могла говорить, она бы так описала представшую ее взгляду картину:

«Очень бдительная самка, странствующая с двумя повзрослевшими отпрысками. Они уже слишком сильны и опасны, чтобы атаковать их. Компания молодого холостяка с пятью любознательными и агрессивными подростками – их мы тоже не сможем убить сегодня».
Ютараптор слегка двинула мордой влево, скользнув взглядом вдоль кромки леса в поисках родственной пары глаз.

«Вот он!» - она облегченно выдохнула с едва слышным хрюком. Ее взгляд встретился со взглядом другого Ютараптора – молодого самца. У него такое же коренастое телосложение, как у нее, такая же длинная голова, венчающая S-образно изогнутую шею, длинные передние конечности с длинными же пальцами, заканчивающимися большими, ужасного вида, когтями. Он и она нашли друг друга три года назад – с тех пор эти Ютарапторы прочно связаны моногамными отношениями. С эволюционной точки зрения, это лучший тип отношений, дающий как самцу, так и самке, наибольшие шансы на передачу своих генов новому поколению. А в природе это главное – ничто не имеет большего значения.
С приходом весны, по мере того как удлинялись дни, стала меняться и химия тела самки Ютараптора, посылая в мозг все более отчетливые сигналы о том, что новая ответственность появляется в ее жизни – если зимой она охотилась только для себя и своего спутника, то теперь она охотится и для будущих детенышей. Очень скоро пара Ютарапторов должна будет построить гнездо и начать воспитание своих цыплят.
Самец и самка обменялись коротким взглядом. Она кивнула ему, что означало: «Следующие несколько минут наши жизни будут зависеть от нас обоих. Я с тобой.»
Равное разделение опасности – вот чем определялась прочность связи у пары Ютарапторов. Если они будут эффективно взаимодействовать, будут удачливы, то никто из них не будет ранен и оба будут сыты. И тогда у них имеются все шансы обзавестись потомством.
Сейчас наступает самый опасный сезон в жизни рапторов. Спаривание и последующая забота о потомстве приведут к тому, что хищники будут вынуждены охотиться по одиночке. А это очень повышает риск оказаться раненым или убитым. Охота в одиночку в четыре, пять раз менее успешна, нежели охота в паре.
Есть и еще одна причина, по которой пара Ютарапторов испытывала беспокойство. Они – пришельцы в экосистеме Юты. Их родной дом находился за тысячи миль отсюда, на севере Азии. Поэтому повадки североамериканской добычи им не всегда понятны, а средства защиты, которыми снабжены местные травоядные, могли им никогда прежде и не встречаться.
Самка-Ютараптор обнюхивает кучки экскрементов, оставленные травоядными у кромки леса, в котором она со своим самцом, прячутся. Хищница ищет особые опознавательные запахи, химические подсказки, что позволят определить породу добычи, которую Ютарапторы сейчас преследуют. Атаковать травоядного, которого они никогда прежде не видели, очень рискованно. Но ароматы навозных куч кажутся довольно знакомыми – это вселяет оптимизм.
За свою жизнь самка усвоила одну простую истину – на новых землях у хищников есть преимущество. Местные виды, из разряда потенциальных жертв, не имели времени, чтобы развить особенности, достаточные для защиты от нападения иноземцев. Поэтому покорение новой территории может развиваться стремительно, по сценарию блитцкрига.
Ютараптор слегка просунула свою узкую морду между сухих ветвей папоротника, тусклый красно-коричневый оттенок которых прекрасно маскировал ее тело, схожее по окрасу. Она постаралась как можно лучше принюхаться к потенциальной добыче, поскольку доверяла портрету запахов гораздо больше, чем портрету зрительному.
«Я знаю эту добычу. Мы охотились на нее прежде. Если будем осмотрительны, мы сможем одолеть ее и теперь».
Она прокрутила в голове сценарий нападения, прикинула возможные варианты развития событий. Она знала, что ее самец весьма умен и она может доверять ему, как самой себе. Он в курсе что, когда и как нужно делать.
«Есть! Вот она – добыча!»
Это был самец-одиночка. Он не внимателен. Он весь поглощен выявлением течки - пытается делать садки на разбегающихся самок. Он уязвим и Ютарапторы могут убить его.
Хищница молча фиксирует цель, молча намечает слабые точки похотливого травоядного, по которым можно бить при нападении.
Мышцы длинных ног Ютараптора начинают слегка подергиваться в напряженном нетерпении – время действовать уже почти настало. Хищники вплотную подкрались к своей жертве.
Самка на мгновение задерживается, выпрямившись за скоплением высоких древовидных папоротников. Она еще раз бросает быстрый взгляд в сторону напарника. Сейчас уже не время кивать друг другу – добыча слишком близка. Краткий взгляд – это достаточное заверение, что все готово. Пора!
Целью Ютарапторов стало крупнейшее травоядное из раннего мела Юты – Астродон (звездоподобный зуб).

Это бронтозавроподобное животное имело длинную шею, такой же длинный хвост и бочкообразное тело, как у слона. Огромные размеры придавали этим зауроподам самоуверенности и позволяли с некоторым презрением относиться к хищникам. За миллионы лет эволюции в небольших головах гигантов сформировалась четкая уверенность, что покуситься на них может только напрочь безрассудный плотоядный. Ну или Акрокантозавр. Однако этих трехтонных охотников встретишь не часто. Они крайне редки и даже пути пересекутся с голодным Акро и тот попытается атаковать стадо Астродонов, то совместный отпор дюжины разъяренных вегетарианцев сделает эту попытку абсолютно безуспешной.

Астродоны неспешно прогуливалось вдоль озерного берега, взбаламучивая своими огромными мягкими лапами соленую грязь. Их мозг рутинно обрабатывал поступавшую от сенсорных органов информацию на предмет опасности. Ничего необычного и тем более тревожного не наблюдалось. Ни один запах не говорил об угрозе. Присутствие рапторов в ста метрах от себя Астродоны уловили без проблем. Но эти хищники не могли потревожить гигантов - местные виды рапторов были им хорошо знакомы. Эти тридцати пяти килограммовые плотоядные никогда не смели покушаться на девяти тонных исполинов. Вегетарианцы сталкивались с ними ежедневно и прекрасно знали, что рапторы слишком малы, чтобы атаковать взрослого Астродона. Даже крупнейшие из этих двуногих плотоядных, под семьдесят килограмм весом, не смели даже мечтать об охоте на самца-зауропода. Единственно, молоденький и беззащитный Астро-детеныш мог стать их случайной жертвой, если оказывался крайне невезуч и отбивался от стада. Сейчас свора рапторов раздирала тушу двухтонного Игуанодона. Это было как раз на пути стада Астродонов. И стоило одной из самок длинношеих только сделать угрожающий выпад в их сторону, как мелкие хищники тут же спешно ретировались.
Никаких тревожных звуков до Астродонов также не доносилось. Вообще ни единого звука, который ассоциировался бы у них с опасностью. Какой-то негромкий хруст раздавался из хвойной кущи – это панцирный динозавр Нодозавр мирно лакомился молодыми побегами. Угрозы от него никакой. Неуклюже, но спешно он заковылял прочь, как только молодой любопытный Астро-самец ломанулся в заросли, проверить, кто там хрустит.


Глаза Астродонов, устроенные наподобие глаз ястреба, но размером с обеденную тарелку, монотонно обследовали ландшафт, четко фиксируя любое движение. Травоядные обнаружили вторую группу рапторов в двухстах метрах от себя. Это был иной вид. Но тоже слишком мелкий (килограмм сорок пять примерно), чтобы волноваться на их счет.
Весна – это время, когда матерые Астро-самцы начинали рыцарские турниры, дабы впечатлить своих самок. Тупые, глухие звуки начали сотрясать горячий неподвижный воздух доисторической Юты. Это гигантские самцы схлестнулись своими шеями, будто гибкими битами. Они отчаянно старались нанести сокрушительный удар в голову своего соперника. Эта схватка походила на спарринг современных жирафов.
Но даже во время схватки самец-Астродон почуял-таки новый запах. Запах, бесспорно принадлежавший рапторам. Однако это не были ароматы, которые испускали одни из тех трех видов, что он привык видеть. Всякий новый запах отзывается тревожным набатом в голове любого животного. Ибо он означает существо, степень угрозы от которого не известна. Но Астродон проигнорировал этот новый запах. Законы эволюции говорят о том, что животное в состоянии противостоять только той опасности, с которой уже сталкивались его предки, которая уже известна и изучена – эффективно же обнаруживать и защищаться от новой угрозы животным не дано. Никакого генетически запрограммированного сигнала опасности, связанного с запахом раптора, у Астро-самца не имелось, а чужестранцы испускали лишь вариацию на уже известный и безвредный для него аромат, ничего кардинально отличного от них не исходило. Гораздо более Астродона сейчас волновал вопрос собственной сексуальной привлекательности. Сезонный всплеск гормонов горячил кровь – он был полностью занят спаррингом со своим соплеменником. Ну а рапторы… За миллионы лет эволюции Астродоны выработали даже некоторое презрение к этим жалким хищникам. В их родословной не значилось ни единого эпизода серьезной потери от нападений рапторов.
Но все шло к тому, что таковой вскоре появится. Ибо незнакомцы из Центральной Азии, пересекшие сухопутные мосты в северной части Тихого океана и без спросу заявившиеся в сложившуюся экосистему Юты, принесли с собой реальную угрозу зауроподам.
Самки травоядных, как обычно, более осторожны нежели самцы. На всякий случай они начали сбиваться в кучу, окружать своих детенышей защитным кольцом. Они старательно тянули шеи, чтобы разглядеть неведомого хищника, испускающего доселе незнакомый запах. Они не склонны были полагаться на случай в вопросах защиты своего потомства, своих генетических инвестиций в следующие поколения.
Два самца же продолжали яростно бороться на шеях, нанося друг-другу тяжёлые удары. Они не обращали ни малейшего внимания на все усиливающийся запах рапторов. Они не замечали, что уже отдалились от своего стада. Сейчас одна только неудержимая злость пульсировала в их мозгу: «Побей этого быка! Побей этого быка! Возьми свою самку!» Самцы обязаны рисковать, проходя отбор для продолжения своего рода. Дамы весьма привередливы и отвергают большинство женихов, останавливая свой выбор только на наиболее сильных и энергичных. Поэтому Астродоны-самцы в буквальном смысле рисковали своей жизнью и здоровьем, чтобы произвести благоприятное впечатление на самок.
Однако сейчас их дамы уже отвлеклись от состязания. Их внимание полностью переключилось на то место, откуда доносился запах новых хищников. Они почувствовали, что назревает атака со стороны леса.

Гигантские рапторы выскочили из зарослей и абсолютно бесшумно и быстро двинулись вдоль кромки пересохшего озера. Яркие лучи солнца сверкали на крепких, сильных бедрах и икрах их длинных ног.
Самки Астродонов пристально следили за этой стремительно развивающейся атакой неведомых хищников. Самцы же ее не замечали! Спарринг-партнеры были целиком поглощены выяснением отношений. Им не было никакого дела до резво приближающихся хищников. Вплоть до тех пор, пока острый и огромный коготь лапы раптора не вспорол кожу и мускулы одного из бойцов. Сильная боль вдруг пронзившая брюхо травоядного, достигла его возбужденного мозга. В замешательстве он уставился на свою кровь, обильно струившуюся из раны. Только теперь в его голове щёлкнул переключатель – он больше не смотрел на мир сквозь пелену половых гормонов, теперь он узрел, что его жизнь под угрозой, его атакуют хищники. Неведомые рапторы! Более злобные, безжалостные и могучие, чем он когда-либо видел прежде.
Второй самец сумел вырваться из заварухи. Пронзительно ревя при помощи звуковых камер, что обрамляли ноздри Астродонов, он бежал прочь со всех своих тяжело ступающих ног.
Ему навстречу несся раскатистый рев ужаса, который подняло все стадо. Гудели напуганные самки и молодняк. Матриархи басовито тянули сигнал всеобщей опасности и задранные хвосты их, подобно кнутам, со свистом рассекая воздух, хлестали из стороны в сторону.
Атакованный же самец полностью опешил. Он продолжал непонимающе таращится на атакующих его хищников – пару рапторов в десять раз более крупных, нежели водились прежде на просторах Юты. Он завороженно смотрел на свою же кровь, сбегавшую с трех крючковатых когтей, что венчали передние лапы хищников. Он чувствовал запах своей крови. Она будила в его мозгу противоречивые импульсы: Бежать! Нет, контратаковать! Нет, спасаться! Нет, постараться сокрушить этих двух ужасных наглецов, поднявшись на дыбы и вдарив их передними ногами!
Пока он решался, рапторы атаковали снова. С двух сторон. Их торчащие вперед острые когти пронзили кожу Астродона. Как только кончик когтя Ютараптора погружался в плоть жертвы, мышцы его передних конечностей инстинктивно сокращались и загоняли костные ножи на десяток сантиметров под шкуру животного. Затем максимально сокращались бицепсы и грудные мышцы хищника, что приводило к разрыву мягких тканей у атакуемого и оставляло на нем раны метровой длины.
Астродон все стоял, отупело таращась на происходящее с ним. Две дюжины больших разрезов уже покрывали его бока. Но боли он не чувствовал – его центральная нервная система была перегружена сигналами от поврежденной плоти и временно заблокировала их. Ни одна из ран не была смертельной для гиганта, но их кумулятивный эффект, тем не менее, вел к быстрой потере сил.
Два огромных раптора атаковали в третий раз. Но теперь Астродон уже сбросил оцепенение и ломанулся прочь от агрессоров, хлеща своим хвостом налево и направо. Ютарапторы на секунду отступили, чтобы ненароком не попасть под убийственный удар хвоста и опять кинулись на травоядного гиганта. Астродон оступился. И тут же передние лапы, начиненные огромными когтями, вонзились в его шкуру, оставив на ней новые кровавые шрамы.


Астро-самец никак не мог прийти в себя. Год назад он выиграл битву у Акрокантозавра! Огромного хищника массой в целую тонну! Тот бросился на него, уцепился за плечо и старался удержать в своих лапах, напоминающих грейферы. Но тот Акро был довольно медлителен и неуклюж по сравнению с этими проворными рапторами. Астро-самцу было достаточно стряхнуть с себя хищника и раздавить его, прижав всей своей массой к земле. Сейчас подобная тактика не работала. Рапторы даже не пытались хватать и держать. В их атакующей технике отсутствовали укусы. Они просто делали короткий бросок, удар когтями-ножами по жертве и отскок. Было и еще одно пугающее обстоятельство – эти охотники были необычайно умны. Не то, чтобы травоядный гигант это четко осознал – его мозг был слишком мал для подобных умозаключений. Но на подсознательном уровне Астродон уловил, что враги действуют синхронно, отрепетировано, словно единое целое, будто один хищник. Пока один раптор полосует шкуру своими когтями на правом плече, отвлекая внимание жертвы, второй ударяет по ней слева. Не в силах противостоять такому сокрушительному напору, Астродон прибег к последней защитной тактике – стремительному бегству.
Травоядный ревел и ломился прочь, сокрушая на своем пути соляные корки, покрывавшие дно озера. Но он не долго бежал. Вскоре запнулся об один из проломов и упал на колени. Воняющий серой темный ил, медленно сочащийся из-под соляных корок, перемазал его голени. Астродон снова вскочил на ноги и снова бросился наутек. Тут небо словно закрыла одна большая багряная занавеска, неистово бьющаяся на сильном ветру – это были тысячи красных кожистых крыльев птеродактилей, взлетевших со своих яиц, потревоженные Астродоном. Он несся прямо по их гнездам, сконцентрированным поблизости от центра бывшего озера. Птерозавры громко кричали и клевали прущего напролом зауропода. И тут в голове самца-вегетарианца внезапно вспыхнула надежда. Надежда на возможное избавление. Центр озера был покрыт полутораметровыми вонючими осадками, сформированными гниющей листвой, разлагающимися моллюсками и рыбой. Они, подобно болоту, хватали за ноги и затягивали в себя всякое неосторожное животное. Наверняка агрессоры не рискнут лезть в эту трясину!
Астродон с разбегу влетел в самую гущу этой смердящей жижи и огляделся – рапторы исчезли. Тяжелое тело травоядного вдавливало его ноги в трясину. Особенно крепко увязли задние конечности, на которые приходилась основная масса тела. Передними ногами он мог еще хоть как-то шевелить, но повернуться был уже не в состоянии.
Через пять минут на озере воцарилось спокойствие. Птеродактили спустились на свои гнезда и притихли. Прошли еще пять минут. Неподвижные тела красноватых птеродактилей окружали Астродона. И тишина.
Вдруг едва слышный шелест, раздавшийся со спины, привлек его внимание. Какое-то существо осторожно прокрадывалось меж гнезд, стараясь не тревожить крылатых склочников. Как только любой из птерозавров щелкал клювом или взмахивал крылом в знак протеста, непрошеный гость тут же замирал и выжидал, пока птеродактиль уймется.
Другое существо медленно надвигалось с противоположного направления. Оно также было весьма предупредительно и замирало всякий раз, как только птеродактили разражались криком или вспыхивал небольшой переполох.
Астродон изо всех сил старался унюхать запах крадущихся к нему существ. Но зловоние трясины, в которой он застрял, отбивало всякие запахи, обонятельные луковицы травоядного не в состоянии были донести до его мозга никакой другой сигнал, лишь только невыносимое амбрэ гниющих озерных отложений.
Одно из существ запрыгивает на заброшенное гнездо птеродактиля и усаживается на этом затвердевшем насесте метровой высоты примерно в десяти метрах от Астродона.
Это гигантский раптор!
Другой раптор запрыгивает на еще одно гнездо. Уже в пяти метрах от зауропода!
Оба убийцы спокойны и молчаливы. Они пристально разглядывают Астро-самца. Лишь только их икроножные мышцы едва заметно подрагивают от нетерпения, заряженные на бросок.
Последняя, смертельная атака близится. Рапторы принялись медленно обступать Астродона с боков, расчетливо перебираясь с одного сухого гнезда птеродактиля на другое. Они смещались ко фронту травоядного, туда, где он не смог бы достать их дробящим кости ударом своего хвоста.
Хищники замерли на секунду, немного покачиваясь из стороны в сторону, выбирая лучшую опору для прыжка и атаковали!
Самец-Астродон содрогнулся от навалившегося на него веса – оба раптора уцепились за его лопатки. Он взревел и попытался укусить их, но не смог дотянуться - его шея, хоть и длинная, была не очень-то гибкой.
Рапторы не убивали когтями передних конечностей. Для фатального удара они использовали коготь внутреннего пальца задних конечностей, который по виду походил на кукри – изогнутый мощный нож непальских гуркхов. Рапторы вонзили это оружие в бока Астродона, прямо между ребер. Мышцы их ног и спины сократились во взрывоопасном напряжении и затем резко рванули тело жертвы одним движением. Практически вся мышечная мощь хищника принимала участие в этом смертельном ударе. Полутораметровые раны вскрыли внутренние полости Астродона, обнажив его жизненно важные органы. Рапторы вдарили задними конечностями еще и еще, продолжая заживо нашинковывать зауропода.
Ноги гиганта вскоре подогнулись и он ухнул на землю – болевой шок от полученных смертельных ран отключил его центральную нервную систему.
Астродон умирал медленно.
Рапторы терпеливо наблюдали за этим процессом со своих временных насестов на его крупе. Они не торопили события. Они уже сталкивались прежде с ситуацией, когда вроде как умершая жертва внезапно воскресала. Астродон был слишком велик для них, чтобы так рисковать. Даже на последнем издыхании эта туша представляет смертельную опасность. Поэтому Рапторы смотрели и ждали пока последний вздох покинет это гигантское тело. Только затем они начали свою трапезу.
Пол часа хищники утоляли свой аппетит, погружаясь мордами в еще теплую тушу и отрывая от нее крупные ломти. Наконец насытились. Они присели на покинутые птеродактилями гнезда, возле останков травоядного и осмотрелись вокруг. Более мелкие рапторы маячили на безопасном отдалении, питая надежду стащить себе кусок плоти убитого Астродона.
Самец-Ютараптор поднялся на ноги и зарычал на шакалящих соплеменников. Но лучше бы ему было не двигаться. В этот момент туша Астродона, до сих пор покоившаяся на коленях и локтях, слегка потревоженная, начала заваливаться на бок. И придавила всей своей массой хвост самца.
Первый раз с начала охоты на травоядного гиганта, Ютарапторы испугались за себя – придавленный самец метался из стороны в сторону, но высвободится не мог, а только глубже погружался в зловонную трясину. Астродон утягивал его. От резких, отчаянных рывков он вывихнул себе бедро, что усугубило его положение.
Самка кричала и металась рядом. Она ухватила своей пастью за переднюю лапу самца и попыталась вытянуть его. Однако безуспешно – вязкая жижа уже стиснула морду Ютараптора, попала в нос. Он постарался прочистить свои ноздри, но уже не смог.
Борьба с трясиной измотала Ютараптора – он был едва в состоянии держать свой рот над поверхностью вонючей грязи. Его самка жалобно скулила. Она пыталась отгребать жижу от его головы, но толку в этих попытках было не много – ее острые когти свободно разрезали вязкую трясину и больше нечего. Как ножи они хороши, а в качестве совковой лопаты никуда не годятся.
Взбаламученная трясина начала хватать уже и самку за ноги, присасывать к себе. Хищница была в панике. Она не знала, что делать. Ни ее прошлый опыт, ни врожденные инстинкты не давали ей никаких подсказок.
Наконец, инстинкт самосохранения пересилил супружескую верность и самка отступила от увязающего самца. Забралась на небольшую, твердую возвышенность.
Через десять минут, попавший в ловушку раптор был мертв. Зловонная осадочная трясина полностью скрыла его тело.
Самка, потрясенная произошедшим, недвижно сидела на месте еще около часа – она только что потеряла самца, которого выбрала себе на всю жизнь! Они же сотни раз успешно охотились вместе. И никогда и никто из них не получал ни малейшего повреждения. И тут… Что же ей делать теперь?
________________________________________________________________________________

Всю книгу (не в моем, правда, переводе) можно скачать тут:
https://yadi.sk/d/6bmqBxKG1h1ra

Комментариев нет:

Отправить комментарий